Меню Закрыть

БЕГИ, ПОКА НЕ ПОЗДНО

(абсолютно правдивая история)

        В тот день я стоял у киоска «Спринт» и попивал пиво из горлышка. Модная тогда лотерея привлекала не только толпы азартных людей, но и ротозеев из числа злобных скептиков. Возможно, я тоже был одним из тех или других, но в рамках своего рассказа я ограничусь обтекаемой формулировкой, что я оказался там случайно.

         Я пил пиво и со скучающим видом обозревал баталии у заветного киоска. Гул со стороны скептиков, наверное, был на порядок выше, чем от бедолаг, бесполезно раскидывающих свои рабочие копейки на ветер. Казалось, скептики-ворчуны были заинтересованы в выигрыше больше, чем сами игроки. Они считали каждый чужой истраченный рубль и искренно переживали их потерю. С какой-то болезненной надеждой они ждали отдачи от всех этих рублёвок, трёшек, пятёрок и червонцев, бесследно исчезающих в окошке киоска, словно мечтали признать свою неправоту.

         Короче, в тот самый момент, когда накал страстей перед киоском достиг апогея, ко мне, не перестающему удивляться человеческой натурой, подвалил странный тип, по виду последний бомжара.

         — Земеля, дай глоток опохмелиться,- сказал он без тени всякого просительного тона, будто пиво он покупал со мной на двоих и теперь желал своей доли.

         Вы не поверите, но я легко без всяких внутренних борений передал этому наглецу початую, почти полную бутылку. Лишь только после того как он, в меру приложившись, стал передавать её барски обратно, я со скрытой брезгливостью отказался принять её, солгав, что сбил себе охоту. Того нисколько не смутил мой неожиданный жест: невозмутимо он продолжил тушить своё нутро, изредка изрыгая в воздух нечистый дух. Мне показалось, что эта процедура длилась вечность. Я искоса поглядывал на него, удивляясь, что он так надолго привлёк моё внимание, до того серьёзно занятое лотереей (извините, за возникшее противоречие)… В общем, моё внимание переключилось на мужика.

         — Интересно наблюдать за ними, да? – Спросил он, наконец-то прекратив нутряной концерт.  

         Насколько помню, на его слова я равнодушно пожал плечами (учитывая, что я был «случайным свидетелем», такое воспоминание логично) или, в крайнем случае, пробурчал нечто нейтральное.

         — Между прочим, — продолжал он, — именно в азартных играх переплетаются всевозможные теории. Проходили в школе «Пиковую даму»?.. Герман и прочее?..  Говорят, и Эйнштейн вывел свою теорию относительности, опираясь исключительно на теорию карточных чисел…

        Никто не подскажет мне, верно ли это про Эйнштейна?

 

         Я промолчал, но, — помню,- вперился в него с откровенным любопытством .

   — Ты когда-нибудь замечал такую странную закономерность, —  видимо воодушевлённый моим взглядом в упор, он живо стал развивать свою мысль, — куш отхватывает, как правило, не тот, кто его жаждет сильнее кого бы то ни было и кто по-настоящему нуждается в деньгах, а тот, кто за удачей не гоняется и ему по барабану лишняя пара тысяч?

         Сказать по правде это прозвучало для меня тогда, как откровение.

         А вы согласны с этим наблюдением?

         Наверное, «бич» (безусловно, это был не заурядный бомж!) оценил мою положительную реакцию, потому что его речь стала намного вдохновеннее. Кто его знает, не прояви я тогда интереса к его философскому спичу, стал бы я свидетелем настоящего чуда? Да-да, воистину натурального чуда, а не того суррогата коим пытается нас сегодня пичкать телевидение в «Битве экстрасенсов»…

         Кстати, а вы что думаете про это балаганное шоу?

 

         Как это случилось? Дайте вспомнить… Ах, да! После каких-то пространных размышлений, этот пропойный философ указал пальцем на девушку, удаляющуюся от киоска.

         — Окликните её пока не поздно! – потребовал он.

         На моё недоумение, он пояснил: — Эта девушка как раз тот человек, который не ждал от лотереи ничего, кроме удовлетворения своего любопытства.

         — Ну и что? —  ответил я, не имея ни малейшего желания исполнять его прихоть.

         И второй раз я оказался на волоске от того, чтобы избежать чуда.

         — А то! – С психом закричал он. – Кто не хочет, тот – имеет! Кто не ждёт, тому —  приходит! Дурень, окликни её, она выиграла «Жигули»!

         Я спрашиваю вас: — А вы бы поверили? То-то…

 

         Я тоже не идиот какой. Конечно же я не понёсся сломя голову подчиняться его приказу. И третий раз рисковал не оказаться Избранным. Но, видимо, провидению было угодно мне помочь. Случилось так, что нашлись доверчивые доброхоты, которые без всяких комплексов бросились догонять предполагаемую счастливицу. Оказывается, вокруг нас уже успело образоваться кольцо из любителей подобных псевдонаучных баек.

         В общем, вернули девушку. Кто-то приготовился к развлечению, а кто-то искренне желал ей удачи, но один вопрос волновал всех: как она найдёт свой счастливый билет, который выбросила.

         Подошла она, значит, смущённая к этому алкашу, возомнившему себя Лонго, и ждёт, что он скажет. А тот прикрыл глаза, сомкнул губы, задышал как паровоз – Чумак ни дать ни взять – и указывает пальцем направление. Все валом туда. Не то, чтобы себе билет присвоить, а чтобы среди участников в центре внимания очутиться, хоть частицу славы отхватить. Я, конечно, скромнее всех оказался – с места не тронулся. А бедная девушка чуть не плачет: на билете полный абзац поставила. А наш, самозваный «Кашпировский», дёргает меня за рукав как своё, фактически,  доверенное лицо, полномочного, так сказать, представителя и шепчет: — Справа киоска под первым кустом сирени лежит скомканный комочек. Принеси его сюда.

         Я принёс. Все уже наготове удивляться. Даже скептики языки прикусили. Наш чудак передаёт билет девчонке и просит развернуть его. Та ни в какую. Ошалела, видимо.

         — Я смотрела, —  говорит.

         — Дура, раскрой! – Это уже люди вокруг.

         Под таким прессингом любой мужик не устоял бы, а соплячка ни в какую.

         — Я не дура, — говорит, — я смотрела.

         Успокоилась, зараза, вот и кобенится, почём зря.

         А толпа уже к моему приятелю подступает, требует развернуть.

         Тот без всякой гордости берёт дело в свои руки, можно сказать даже грубо отбирает у девчонки бумажный шарик (видимо обиделся на недоверие) и бережно разворачивает его.

         Гадом буду, у зевак в заднем ряду шея на всю жизнь на пять сэмэ длиннее стала.

         Разворачивает он билет и медленно разглаживает на ладони. А там…

        Вы когда-нибудь Акопяна видели? Мне вот довелось. Вживую. Если вы не догадались к чему я об Акопяне, скажу: движения рук моего собутыльника выглядели акопянистей всякого Акопяна!

         Но не буду вас мурыжить. Я ближе всех к нему стоял, я первый и содержание билета увидел, в деталях рассмотрел, как это происходило. Поначалу меня, как и всех заворожили его манипуляции с бумажкой. Наверное, у всех возникли сравнения с фокусником, не только у меня…

         Кстати, вы фокусы любите? А в гипноз верите?

 

      Я вот в гипноз никогда не верил. Да не может мне никто навязать своей воли! Показывают по ящику как Кашпирик или Чума пассы выделывают – все в экстазе: кто вёслами гребёт, кто кролем молотит, а кто и вовсе беспомощно барахтается. Я гляжу на этот спектакль, а он меня нисколько не прошибает, наоборот дикий смех разбирает: это ж каким надо быть идиотом, чтобы в этом дурдоме участвовать. Зато фокусы обожаю. Особенно иллюзионисты нравятся. Часами бы Копперфильда смотрел. Помните его трюк с Китайской стеной? А со статуей Свободы? Интересно как он всё это проделывает?

      У вас есть какая-нибудь версия?

 

     Впрочем, ладно, я отвлёкся… Итак, билет был открыт…

   Кстати, какая отечественная машина нравится вам больше? Никакая? Вам «Мерседес» хочется?..

      Мне предпочтительней «Волга». Обязательно чёрная. Едешь в ней как секретарь горкома партии… Хотя, о чём это я? Подарки не выбирают. Наш фокусник завершил свой фокус, а фокус состоял в маленьком рисуночке – машинке. Да, да, такого почти игрушечного автомобильчика, который после некоторых формальностей может стать престижной вещью или предметом крупной спекулятивной сделки. 

         Все так и ахнули. Для красного словца не грех было бы и приврать, к примеру, пару человек в обморок отправить. Но я обещал говорить правду, поэтому буду придерживаться только фактов. Все ахнули, но не потому, что поверили, а потому что, по их мнению, фокус удался. Кое-кто даже провёл параллели с Кио…

         Лично я в корне не согласен с таким сравнением. Какой Кио?! Акопян это другое дело: ловкость рук и никакого мошенства!

         Вы солидарны со мной?

 

         Лишь одна обладательница «счастливого» билета не была в восторге: в ней боролись страсти, в которых червь сомнений вступал на равных в противоборство с жаждой халявы.

         Признайтесь, её нетрудно понять.

 

      Например, шли вы себе, шли и денежку нашли. Вы же не броситесь к ней как сумасшедший. Сначала вы осмыслите сей факт, с каких это щей так вам подфартило (и тем дольше будет длиться ваша реакция, чем весомей подвалит удача). Затем вы с недоверием подковырнёте денежку ножкой. И, наконец, осознав свои неограниченные права на неё, почти без эмоций вступите во владение. А что особенно волноваться, если это, в принципе, абсолютно ваше и благодарить, кроме мифического бога, некого? Вот и девушка получила из рук случайного дяди не чей-то чужой, а свой личный выигрыш: конечно спасибо большое ему, что себе не прихамил, но не ноги же за это целовать.

 

         Кто скажет, что это спорный вопрос – тот слукавит! Вы готовы к трезвой оценке?    

 

         Толпа гудела как растревоженный улей. Всем хотелось на ощупь проверить обман зрения. Мой товарищ был не против. Он-то не против, да я не позволил.

          — Харэ, ребята, — говорю, — не цапайте лапами чужую собственность, можно ведь билет и в негодность полную привести. А сам украдкой его так и эдак. Нет, всё без обмана: рисунок машины, как есть, — настоящий, типографский! Удостоверяю и толпе из рук своих показываю, мол, на мази дело, государству раскошелиться придётся.

          Про девку все забыли. Кто-то билет за фальшивку счёл. А кто возьми и ляпни «сакраментальное»: без сверхъестественного тут не обошлось!

       Щас бы «Мастера и Маргариту» Булгакова приплели (нынешняя гласность всё стерпит), но слава славным «застойным» — люди слыхом не слыхивали про такой тупой роман. Да и не были столь словоблудливы как сегодня!

 

         И прозрели  вдруг все: билет билетом, а ведь как-то он угадал про выигрыш. И зазвучало как приговор, передаваясь из уст в уста: «Бля буду, —  колдун!».

         Какой, к чёрту, колдун! – подумал я. — Был бы колдун, стал бы он пива у меня клянчить?Лишь только пальцем щёлкнул, «Халай-махалай» — и пива реки и кисельные берега. Но промолчал. Попробуй, переубеди толпу, если ей верить хочется.

         Вот ещё одна напасть, заразившая в то время советские массы. Поголовно атеистическое общество вдруг бзикнулось на всём аномальном, паранормальном, НЛО, нетрадиционных философиях и прочее и прочее. В коммунистах разочаровались, замену теперь ищут. Если не Христос, то Заратустра. Если не Блаватская, то Кастанеда…

         Кстати, вы случайно про Карлоса Кастанеду ничего не знаете? А то слышу вокруг: Кастанеда, да Кастанеда.      

 

         Люди наперебой стали упрашивать моего знакомца угадать их прошлое и предсказать будущее. Я, конечно, стал оттеснять их, чувствуя почти что единоличное авторское на волшебника право (пиво-то чьё пошло на явление чуда?! – моё!!!) — возмущаюсь: — Цирк, что ли?! — (если честно, я сам единолично жаждал завладеть его вниманием).

            Меня нетрудно понять, не правда ли?

 

        Но куда уж там, кто бы меня послушал. Я и глазом не успел моргнуть, как меня оттёрли. Особенно один настырный наседал: угадай, да угадай! По его громкому голосу и недовольному тону нетрудно было угадать в нём известную породу людей, которые всё и вся подвергают тотальному недоверию и никогда не угомонятся пока собственными руками не потрогают обсуждаемый предмет и самолично не убедятся в обратном. Эти агрессивные циники чуть ли не с кулаками будут отстаивать своё мнение в споре с любыми оппонентами. При этом насколько они шумны в дискуссии, настолько глухи к чужим взглядам. А уж признать свою неправоту… Ненавижу таких!

           А вы, граждане, встречали таких обормотов? Ведь правда, рука бы не дрогнула?

         Мой ясновидящий протеже отнекивался, как мог. Мол, и погода для этого неподходящая, и не с руки коли с бодуна, да и звёзды встали не так. Только ничто на баранов не действовало, лишь ещё более накаляло обстановку. Как водится, заводила более всех кипятился, того и гляди,  по уху съездит.

         — Хорошо! – Наконец сдался наш Гудини. Закатив глаза, он задумался с таким видом, словно хотел осилить задачу со сдачей в магазине: на сколько копеек его надули на кассе. После непродолжительной паузы последовал ответ…

         Вам интересно, каков был результат? Хотелось бы потомить вас и подать его несколько покрасочней.

        Жаль, что я не люблю дешёвых эффектов, поэтому буду краток. А то, бывает, кто-то мучает-мучает, а потом выдаст факт, а он уже потерял свою привлекательность, по крайней мере, ответ оказывается к тому времени неадекватен перенесённым слушателями страданиям.

       Вы, наверно, считаете так же как и я?

 

    Впрочем, есть такие люди, которых бесполезно удивлять. Они заранее со всем согласны. Ты, как дурак, изводишь себя, ходишь вокруг да около, сам изнываешь от нетерпения поскорей выдать сногсшибательную новость, а на тебя смотрят рыбьими глазами и нисколечко, ну ни чуточку не волнуются. Спрашиваешь такого с издёвкой: сгораешь от любопытства? А тот со скучающим видом ковыряется в носу и с готовностью кивает: ага, мол. Ну, не гад ли, скажите?.. Или, вот, есть ещё такие типы, которым что не поднеси – всё неинтересно. Таких, если сразу им не выложить, ни за что потом не уговоришь дослушать, хоть бы речь шла о воскрешении в мавзолее Ленина. Бегаешь за ним как Савраска и канючишь: дослушай, пожалуйста, рубль дам. А сам думаешь: взять бы что тяжёлое и по башке его тупой. Впрочем, случается и другой итог…

     Случаем, я вас не утомил? Слушайте, — это поучительно!

     Просвещал я как-то одного недоумка, да слишком затянул с полётами по орбите и, видимо, так достал его, что не выдержал этот бедолага и – хрясть! – меня по хребтине.

    Надеюсь, вы цивилизованные люди? Тем более не мой профиль заводить окружающих: если я обещаю не быть многословным, то я не позволю себе никаких проволочек  — всё сразу на блюдечке…

 

         Короче, тот нахальный горлопан добился своего: мой экстрасенс решился-таки провести сеанс (или я об этом уже обмолвился?). Значит, задумался он и говорит: — Хорошо! Вы спрашиваете, чтобы я раскрыл Ваше прошлое? Извольте! Вы… капитан… десантных войск… В отставке… Так?

         Вы бы видели харю этого выскочки! Так с вытянутой мордой он и закивал не в силах и слово произнести.

         — Вы воевали… за границей…

         У испытуемого аж рожа скривилась.

         — Да, в Афгане, — пролепетал он, чуть не плача.

         — Вы были тяжело ранены… Шрам на Вашей щеке – это след как раз того ранения…

         Тот уткнулся в ладони. Плечи его затряслись. Когда он поднял голову, все увидели проступивший на бледном лице алый, видимо от прихлынувшей крови, ужасный косой шрам через всю щёку. На попытку моего друга продолжить читать его прошлое, присмиревший уже вояка категорически отказался. Он так расстроился, что пригласил всю честну компанию в ближайшую «тошниловку» раздавить по стопарику за братанов, сложивших головы в далёком Герате. Честное слово, в этот момент я забыл о всякой  неприязни и даже испытал к нему глубокую симпатию.

         По дороге к столовой мой «собутыльник» только успевал удовлетворять чужое любопытство. В том удачно «зэка» угадал. В той увидел беременность от соседа (то, как она покраснела, указывало, что это не наговор). И прочее и прочее…

         Потом была форменная надираловка и всеобщее братание. Мы все не единожды проходили эту школу. Так что глупо и неуместно освещать картину банальной русской пьянки.

      Не правда ли, вы по горло сыты пересказами подобных мероприятий?

        Как-то потихоньку все сбились в мелкие группки по интересам и рассосались по углам грязного зала общепита. Да и мы с моим другом остались наедине, продолжая неспешно обмывать наш случайный союз. 

         Я спросил его: — Ты – телепат?

         Не соглашаясь, он затряс головой.

         — Экстрасенс? Ясновидящий?

         Тот всё отрицал.

         — Шарлатан? Как тебя называть?

         Он пьяно промычал. – Не-а, не шарлатан.

         Я не унимался: — Как же ты угадываешь судьбу?

         — Я не угадываю.

         — Как это не угадываешь?! – Возмутился я. – А про Афганистан? А про…

         — И всё-таки я не угадываю. Я… я… я придумываю судьбу.

         — Как это?

         — Тот рыжий, к примеру, и не капитан вовсе. Он – обыкновенный плотник.

         Я хлопнул себя по лбу: — Я так и знал! Гипноз?

         — Не гипноз.

         — Нет-нет, не морочь мне голову! — Обиделся я. — Плотник, далёкий от армии человек, военнослужащим себя признал? Признал! Из каприза?

         — Я же тебе русским языком говорю: я придумываю. Плотник стал капитаном, и все другие стали теми, кем я их назвал.

         — Значит тот шрам на лице тоже твоих рук дело?

        — Ага, — простодушно согласился тот и смачно рыгнул, некогда моим, забродившим в его чреве, пивом.

     Я аж чертыхнулся. Ведь я-то думал, что мне померещилось. Ещё в тот момент я заподозрил нечто неладное. Правда, я нашёл объяснение в том, что плохо разглядел лицо «капитана». Ан, нет, не показалось.

         — Шрам появился, когда ты придумал плотнику новую судьбу, да?

         — Да.

         — И у всех других всё не по- настоящему?

         — Если отталкиваться от твоей формулировки, то новое – их настоящее, не настоящее — их старое настоящее. – Мой затейник безуспешно попытался сморщить лоб в мимолетней задумчивости. – Или наоборот?.. — (как будто я мог за него ответить лучше!) — Тьфу, запутал ты меня совсем.

         — А лотерейный билет?..

         — Ты спрашиваешь настоящий он или не настоящий? Ясно как день! Пустая бумажка стала выигрышным билетом, настоящим без всякой наё… наколки!

         — И как это у тебя всё получается?

         — Не знаю. Я просто так захотел.

Лишь только мгновение я переваривал информацию.

       Вы, наверное, упрётесь, мол, ерунда это! Чтоб такое осмыслить и недели мало! Не будем спорить по пустякам. Так или иначе, это моя история… 

 

         — Так это ж другое дело! – Возопил я радостно. – Я тоже бумаженцию такую же хочу.

         — А ты уверен, что всем сердцем желаешь этого?

         — Конечно, какой базар. Главное представь меня олигархом на куче бабла и в гуще первоклассных тёлок.

         Меня пробила дрожь от нетерпения. Я всё еще предполагал свою власть над ним и думал, что контролирую его.

       Какой же я был идиот! Уж вы поверьте мне…

 

        Моему «подшефному» было всё равно, как я считал. Почти трезвым взглядом, будто гипнотизируя, он  вперился в меня.

         — В качестве информации для размышления сначала расскажу анекдот,  — начал он замогильным голосом, но в мгновение, стряхнув с себя искусственное оцепенение, весело подытожил. —  Он такой…

         Ползёт по пустыне умирающий от жажды негр. Взмолился несчастный из последних сил: «Господи! Явись передо мной!» Тут как тут — Ангел – божий посланник. «Могу исполнить любые три твои желанья», — вещает он. Обрадовался негр.  «Хочу», — говорит, — «быть белым, иметь потоки воды и всегда быть среди женщин». Подумал Ангел и превратил его… в унитаз в женском туалете.

         — Смешно. — Отвечаю я. – Хорошо, что я не негр, а мой ангел-хранитель свой родной русский, который знает, чего желает среднестатистический россиянин.

         — А представь такую картину. – Не унимается он. — Придут все мои подопечные домой, который никогда им родным не был и вдруг стал, а там никто ни сном ни духом, — кто такой? Ведь их новые близкие не участвовали в игре (новоиспечённые не узнают, а старых родных они сами не вспомнят). Да и что они смогут предъявить? У них ведь и в документах может быть нестыковка и в памяти путаница. Амнезия и только. Начнут нести ахинею о том, кем они себя представляют и что считают личным и если не перестанут настаивать, могут и в психушку загреметь.

         — Я не буду домой возвращаться. — Меня на мякине не проведёшь, самоуверенно подумал я тогда. — Я сразу в свой «родовой» замок.

         — Ладно! — Сказал, как отрубил мой «выдвиженец». — Я предупредил…

         Только проговорил он эти слова, как в столовку вбегает мужик и орёт на весь зал: — Девушку, которая только что выиграла «Жигули», убили и ограбили!..

         Что тут началось!..

     Я тоже дёрнулся было, а мой визави и ухом не повёл, только назидательно указательный палец вверх поднял. Мол, видишь, с чем связаться хочешь. 

         Вы думаете, я тут же прозрел и на попятную пошёл? Вот и не угадали! 

          Зато всё сразу понял мой знакомец. Не делая трагической паузы он деловито поинтересовался:

         — У тебя паспорт с собой? Нет? Я сделаю тебя олигархом, но документального подтверждения не будет. Как быть? О том, что ты олигарх знать будешь только  ты один.

         Но я-то парень не промах (второй раз на свою голову я возомнил себя умнее всех).

         Как вам это, а? Только не говорите, что вы были бы догадливее и успешнее в своих умозаключениях!

         Я предложил ему придумать мне чемодан денег без всяких документов (если какой-то там лох посеял свой пухлый кейс, я виноват, что ли). Ну, тот и придумал, гад…

        Ребята, не будьте столь наивными. Коли встретите этого проходимца, за версту, как прокажённого, его обходите!

           Заходят в столовку три коротко стриженых мордоворота, как есть, при полном прикиде.

             Я с юморком так киваю на них, мол, это мои телохранители?

        А он мне: — Скорей всего нет. Это, видимо, бандюганы, которые чемодан с миллионом дензнаков потеряли. Но это уже не мой сюжет. Я просто взял первый попавшийся чемодан и заказал его, а как дальнейшая твоя линия жизни повернётся, от меня уже не зависит.

       Я выкатил глаза, испепеляя взглядом алкаша этого проклятого. Если бы пирокинез реальностью был, этот мудак мгновенно превратился бы в дымящуюся головешку.

         Бывший интеллигентный человек, как ни в чём ни бывало, обтёр грязной пятернёй жирные губы.

              — Знаешь фундаментальный закон сохранения энергии?…

              И где он таких слов нахватался, иуда!

          — … В одном месте убывает, в другом – прибывает. Ничто не появляется ниоткуда и не исчезает в никуда.

             — Ты, Эвклид, долбаный! Не мог, что ли найти для меня ничейные бабки?!

             — К чему сейчас эти пустые вопли? Беги, дружочек пока не поздно!

               Вот с тех пор я и в бегах…

(идея конца 80-х)-ноябрь, 2007 

Яндекс.Метрика